Главная / Барсовское общество / Почекаев Р.Ю. Освещение роли Церкви и церковного права в учебном курсе «История государства и права России»: проблемы и перспективы // Христианское чтение. 2019. №2.

Почекаев Р.Ю. Освещение роли Церкви и церковного права в учебном курсе «История государства и права России»: проблемы и перспективы // Христианское чтение. 2019. №2.

Роман Юлианович Почекаев — кандидат юридических наук, доцент, профессор, заведующий кафедрой теории и истории права и государства Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» в Санкт-Петербурге (ropot@mail.ru).

Освещение роли Церкви и церковного права в учебном курсе «История государства и права России»: проблемы и перспективы

Аннотация: Автор рассматривает проблемы освещения роли Церкви и церковного права при преподавании истории государства и права России в соответствии с современными учебными курсами. По его мнению, слишком краткое и схематичное раскрытие этого аспекта не позволяет студентам в полной мере понять и оценить специфику развития отечественной государственности и права в различные периоды истории России. Сравнивая современные учебники и учебные пособия по истории государства и права России с изданиями, на основе которых строилось преподавание во второй половине XIX – первой половине XX вв., автор приходит к выводу, что ранее ситуация была совершенно иной, и авторы учебников гораздо более подробно и объективно рассматривали Церковь и церковное право в системе государственности и права дореволюционной России. Автор формулирует ряд предложений по исправлению ситуации, отмечая некоторые важные направления взаимодействия Церкви и государства и влияния церковного права на развитие светского, которые, по его мнению, следует рассматривать в рамках преподавания курса истории государства и права России, опираясь при этом как на опыт предшествующего преподавания, так и на новые исследования и публикации источников.

Ключевые слова: курс истории государства и права России, Церковь и государство, церковное (каноническое) право, юридические лица, учебники и учебные пособия

 

Формирование представлений студентов об истории государства и права России по итогам изучения соответствующего курса, не будет достаточно полным и объективным, если при преподавании не будет обращаться внимание на специфику отечественной государственности и права на различных этапах их эволюции. Между тем, многие стороны государственной и правовой жизни России в различные периоды в учебных курсах зачастую представляются крайне схематично, а сферы правоотношений рассматриваются на основе современной классификации системы права, что, конечно же, не способствует пониманию особенностей развития государственности и права России и, следовательно, объективных причин современных тенденций и явлений в политической и правовой жизни нашей страны.

Ниже предпринимается попытка рассмотреть недостатки курса «История государства и права России» на примере освещения роли Церкви и церковного права в развитии отечественной государственности и правовой системы. Автором проанализирован ряд современных учебников и учебных пособий по истории государства России, а также в необходимых случаях проведено сравнение с более ранними трудами — дореволюционного и советского времени.

Безусловно, нельзя утверждать, что Церковь, ее институты и церковное право в курсе отечественной истории государства и права[1] вообще не упоминаются — конечно же, такие упоминания имеются. Однако в большинстве анализируемых учебных изданий это именно упоминания — в конспективной и схематичной форме применительно к государственным и правовым реалиям того или иного исторического периода.

Так, в одном из наиболее часто используемых в учебном процессе учебнике И. А. Исаева Церковь кратко упоминается как участник государственных отношений, а церковное право — лишь в общем контексте развития семейных и отчасти процессуальных отношений (Исаев И., 2004). В коллективном учебнике «История государства и права России» под редакцией Ю. П. Титова место Церкви в государственной жизни и церковного права — в правовой рассмотрено весьма кратко, несмотря на то, что анализу церковных институтов авторы даже посвящают отдельные подразделы — «Монастыри и церковь», «Церковь» и пр. (Титов, 2003, 66–67, 146–147). Сходный подход используется в «Истории государства и права России» М. А. Исаева, который весьма кратко характеризует церковные уставы и каноническое право как источник права, и в гораздо большей степени сосредотачивается на «синодальном управлении» Церковью уже в имперский период (Исаев М., 2012, 70, 207, 446–451). Еще один из учебников, также входящих в число наиболее рекомендуемых — «История отечественного государства и права» под редакцией О. И. Чистякова отражает роль Церкви в российской государственности, но отказывает ей в специфике: на разных этапах истории государства и права России Церковь характеризуется всего лишь как «один из крупнейших феодалов», обладающий значительными земельными владениями и исключительно в силу этого игравший значительную роль в политических и правовых отношениях. А то, что семейные правоотношения регулировались нормами канонического права, констатируется как некая данность и не подвергается никакому анализу (Чистяков, 2004, 66, 155–156, 164–166, 229).

Помимо такого «стандартного» подхода к освещению изучаемого нами аспекта, имеются некоторые исключения, связанные, по-видимому, с объемом того или иного учебного издания. Так, например, в академическом курсе Л. А. Стешенко и Т. М. Шамба гораздо более подробно рассмотрены отдельные направления взаимодействия Церкви и государства в государственной и правовой сфере — в частности, о роли духовенства в формировании концепции «Третьего Рима», дается достаточно подробная характеристика ряда источников церковного права (Стоглава, Кормчей и др.) (Стешенко, Шамба, 2003, 217–218, 314–321, 349–350). В работах же в формате учебных пособий, но зачастую представляющих собой фактически расширенные «шпаргалки» для подготовки к экзамену, Церковь и церковное право могут вообще не упоминаться (Баталина, 2007).

Вряд ли подобный подход объясняется отсутствием у самих авторов упомянутых учебных изданий понимания значительной роли Церкви и церковного права в истории отечественного государства и права, их специфики по сравнению со «светскими» институтами. Скорее всего, причина — в своеобразной «инерции»: авторы продолжают традиции трактовки анализируемого нами аспекта, заложенные в учебной дисциплине «История отечественного государства и права» советского периода, причем, скорее всего, уже второй половины XX века.

Основанием для такого вывода является тот факт, что дореволюционные учебные издания по истории государства и права России, а также и некоторые учебники первой половины XX в. совершенно иначе освещают место Церкви в государственной системе России и церковного права в ее правовой системе.

Наверное, наиболее подробно этот вопрос рассмотрен в лекционном курсе одного из основателей науки истории отечественного государства и права И. Д. Беляева, который весьма подробно рассматривает статус духовенства и его эволюцию в течение изучаемого им периода (в X–XVIII вв.), подробно описывает источники церковного права и их специфику (Беляев, 1999, 91–104, 260–271, 297–303, 467–475). При этом он характеризует духовенство как «первое сословие» в традиционном российском государстве и обществе (Беляев, 1999, 420–421). Историк права в полной мере отражает особенности правового статуса Церкви и духовенства, и место церковного права в регулировании отношений в российском обществе.

Несколько иной подход, более «государственнический», использует автор другого популярного дореволюционного учебника по истории государства и права России М. Ф. Владимирский-Буданов. В отличие от И. Д. Беляева, он в большей степени сосредотачивается на отношении государства к Церкви, права, создаваемого государством для регулирования статуса духовенства и церковных отношений. Вместе с тем, он обращает внимание и на специфику участия Церкви в государственной и правовой жизни (в т.ч. в Земских Соборах, венчании на царство и пр.) (Владимирский-Буданов, 2005, 187–190, 219). В частности, им отмечается делегирование государством Церкви полномочий в сфере, которую мы сегодня назвали бы «социальное обеспечение», и в образовательной: именно Церковью контролировались учебные заведения, богадельни, странноприимные дома и так далее (Владимирский-Буданов, 2005, 106). Кроме того, Владимирский-Буданов достаточно подробно прослеживает роль и значение Церкви в формировании русской государственности: по его мнению, именно Церковь с ее единой и централизованной иерархией послужила образцом для Московского государства (причем именно в тот период времени, когда русские митрополиты уже обосновались в Москве) (Владимирский-Буданов, 2005, 137).

В какой-то мере его последователем стал один из основоположников советской науки истории государства и права С. В. Юшков (начавший свою преподавательскую деятельности с ведения курсов канонического права). Как и Владимирский-Буданов, он сосредотачивается на роли церковных иерархов в государственной жизни, но гораздо больше внимания уделяет проблемам формирования церковного права и его влияния на развитие правоотношений в дореволюционной России. В частности, он подробно рассматривает роль византийского канонического права и княжеских уставов Церкви в формировании системы источников русского церковного права, а также, напротив, разбирает версии о возникновении ряда редакций Русской Правды «в церковной среде», участие духовенства в контроле системы мер и весов (Юшков, 2003, 91, 138, 207–208, 212). Также он отмечает проблемы разграничения церковной и светской юрисдикции в Московском государстве (Юшков, 2003, 167). Семейное же право Юшков характеризует как сложносоставной комплекс норм и принципов церковного и светского права (Юшков, 2003, 551–554).

Таким образом, можно сделать вывод, что в течение длительного времени (вторая половина XIX – первая половина XX вв.) при преподавании отечественного государства и права Церкви и церковному праву в системе государственности и права России уделялось значительное внимание, и их специфика в достаточной степени отражалась в соответствующих учебных курсах.

Более того, и в современных работах, при всей конспективности и схематичности освещения роли Церкви и церковного права в истории государства и права России, их авторы, по-видимому, осознают необходимость освещения специфики участия Церкви в государственной и правовой жизни России. Однако, в условиях следования некоему заданному стандарту, это находит отражение лишь в кратких замечаниях, несомненно, нуждающихся в более подробном освещении. В частности, отмечается, что в церковном праве преступление понималось как «грех», что отличалось от светского отношения к этому явлению (Титов, 2003, 28). Обращается внимание на то, что в «глубинке» в течение длительного времени население нередко игнорировало необходимость церковного венчания как обязательного условия при заключении брака, а супружеские пары достаточно свободно расходились, несмотря на ограниченные возможности расторжения брака в церковном праве (Белковец Л., Белковец В., 2000).

На основе вышесказанного представляется целесообразным в известной степени вернуться к прежним традициям освещения роли Церкви и церковного права в развитии государственности и права России, опираясь как на традиции дореволюционного и раннего советского преподавания этой дисциплины, так и на ряд новейших наработок в исследовании отечественного государства и права.

Представляется важным проследить механизмы интеграции Церкви в систему государственного управления — от выполнения представителями духовенства функции посредников (сначала — между борющимися княжествами, затем — между русскими княжествами и Золотой Ордой) до фактической и формальной интеграции церковных иерархов в органы власти. В качестве ярких примеров последнего можно упомянуть, в частности, статус архиепископа в новгородской «господе», роль митрополита Макария в деятельности Избранной Рады, особое положение патриархов Филарета при царе Михаиле Федоровиче и Никона при царе Алексее Михайловиче. При этом особенно важно подчеркнуть, что поначалу эта интеграция осуществлялась по инициативе светских правителей и лишь со временем, по мере роста политического значения Церкви, стала зависеть и от активности самих иерархов. Соответственно, необходимым аспектом для изучения представляется явление «симфонии», унаследованное из византийского государственно-правового опыта, но, конечно же, имеющее собственную специфику в русских реалиях.

Вместе с тем, большой интерес в контексте истории традиционного российского государства и права представляют отдельные инструменты влияния Церкви на политическую сферу — например, решения церковных судов по вопросам религиозного характера, но государственного значения, официальное снятие крестного целования (т.е. освобождение от клятвы), а также такое распространенное средство политического давления как отлучение. Акты, которыми закреплялись подобные юридически значимые решения, в отечественной исторической традиции также включались в число памятников церковного права (Русская историческая библиотека, 1880), хотя и имели важнейшие последствия для «светского» населения Руси, ее городов, правителей и пр.

Следующий важный момент, на наш взгляд — это необходимость уйти от абстрактного понятия «церковного» или «канонического» права, которое присутствует в большинстве учебных изданий. Целесообразно рассмотреть систему церковного права, формирование которой происходило в течение длительного периода и зависело от самых различных факторов. При этом следует учитывать как заимствованные источники (византийские и западнославянские), так и источники русского происхождения, в том числе и «светские» (княжеские уставы), и непосредственно церковные. Без формирования у студентов представления о системе церковного права и об основных этапах ее создания невозможно понимание причин церковных реформ, в том числе и самой «радикальной» из них — реформы патриарха Никона в середине XVII в., оказавшей значительное влияние на развитие государственно-правовых отношений в Московском государстве (в первую очередь — на дальнейшее регулирование отношений между светскими и духовными властями).

При этом весьма важно подчеркнуть специфику отдельных источников, которые с современной формально-юридической точки зрения не являются чисто правовыми. Яркими примерами тому являются, в частности, Изборники 1073 и 1076 гг., знаменитые «Домострой» и «Стоглав» и ряд других (Колесов, 1991). Сочетание в них норм религиозного, правового, этического и бытового характера является важной отличительной чертой церковного права, что не всегда находит отражение при их упоминании в современных учебных изданиях.

Рассмотрение отдельных видов источников, а также более подробное изучение наиболее значительных документов позволяет избавиться от обобщенного и не вполне четкого представления о семейном праве в традиционной русской правовой системе. Большинство авторов учебных изданий ограничивается просто констатацией того, что семейные правоотношения регулировались нормами канонического права. Однако, как уже было отмечено выше, еще С. В. Юшков обращал внимание на сочетание норм церковного и светского права в регулировании этой сферы, а некоторые современные авторы отмечают отсутствие тотального следования русского населения в течение ряда веков требованиям канонического права при заключении и расторжения брака. Таким образом, представляется целесообразным более детальное рассмотрение принципов и норм канонического права в семейно-правовой сфере, что позволит понять, как они соотносились со светскими источниками права, а также причины постепенной «секуляризации» этой сферы, начиная с эпохи Петра I и далее.

Не менее важным аспектом изучения роли Церкви в истории отечественного государства и права является церковная юрисдикция, составляющая отдельную «ветвь» судебной власти в период Древней Руси и Московского государства, но при этом интегрированная в систему других органов, осуществляющих правосудие. При этом важными предметами для рассмотрения представляются состав и компетенция церковных судов, их действие по кругу лиц, механизмы взаимодействия со светскими судами, пределы судебных решений и определяемых наказаний, и эволюцию всех этих аспектов с эпохи Древней Руси и до XIX в. включительно, отмечая при этом постепенное ограничение компетенции церковных судов и его причины.

Естественно, исследование роли Церкви в истории российской государственности и церковного права в развитии российской правовой системы не является самоцелью: как уже отмечалось, студенты, прежде всего, должны понять специфику развития отечественного государства и права. В связи с этим следует включить в учебный курс более подробное рассмотрение таких вопросов, как влияние Церкви и церковного права на формирование ключевых правовых институтов, получивших со временем широкое распространение в светском праве.

В частности, в современных учебных изданиях по истории государства и права России практически не получила развитие тема об особенностях Церкви как субъекта имущественных и договорных правоотношений. Между тем, уже И. Д. Беляев в свое время уделил некоторое внимание характеристике ее статуса именно как юридического лица (Беляев, 1999, 102–104). Этот принципиальный момент (фактическая деятельность юридических лиц в течение длительного периода отсутствия закрепления статуса таковых в законодательстве), к сожалению, практически не получил дальнейшего развития в последующих учебниках по истории отечественного государства и права. Даже М. Ф. Владимирский-Буданов и С. В. Юшков ограничились лишь рядом упоминаний «церковных учреждений» как субъектов правоотношений, не вдаваясь в особенности их статуса (Владимирский-Буданов, 2005, 155, 161, 164; Юшков, 2003, 52, 70, 135). В современных же учебниках факт участия Церкви в имущественных правоотношениях просто констатируется, и его специфика никоим образом не отражается. По нашему мнению, именно «церковные учреждения» фактически стали первыми юридическими лицами в русском праве, что привело к необходимости правового регулирования этого института впоследствии.

Другим существенным вкладом Церкви в развитие правоотношений стало то, что именно «церковные учреждения» первыми стали уделять пристальное внимание письменным документам как основному источнику подтверждения своих имущественных прав: если в светской правовой практике такие документы стали основным доказательством в суде лишь во второй половине XVII в., то Церковь опиралась на него еще несколькими веками ранее. По нашему мнению причинами тому стали, во-первых, иные основания приобретения владений, чем светскими феодалами (которым в течение многих веков было достаточно их наследственного положения представителей княжеских, боярских и дворянских родов для доказательства прав на землевладение), во-вторых, способность сохранения правоустанавливающих документов в условиях междоусобиц и иноземных нашествий (из-за неприкосновенности Церкви и из-за того, что монастыри зачастую были каменными, и потому гибли гораздо реже, чем деревянные резиденции светских правителей и аристократов). Публикации многочисленных документов о церковном землевладении в разные периоды (Акты социально-экономической истории, 1952–1964) позволят продемонстрировать студентам эту особенность Церкви как участника имущественных отношений на конкретных примерах.

В заключение стоит отметить, что для реализации этих рекомендаций преподавателям истории государства и права России отнюдь не придется «с нуля» осваивать историю русской Церкви и, тем более, источники церковного права. Полагаем, для достаточно подробного освещения упомянутых аспектов будет вполне достаточно привлечения обзорных трудов по церковному праву, изданных как в дореволюционный, так и уже в постсоветский периоды (Павлов, 1899; Суворов, 1908; Цыпин, 1994), а также исследовательских работ[2].

В завершение считаем целесообразным сказать, что, конечно же, речь ни в коем случае не идет об инкорпорации курса истории Русской Церкви или церковного права в соответствующую дисциплину (подобные курсы читаются либо для студентов духовных учебных заведений, либо в качестве спецкурсов для студентов-юристов). Однако некоторые аспекты, по мнению автора, следует осветить более подробно — предпочтительнее в формате отдельных лекций в рамках рассмотрения того или иного периода истории отечественного государства и права.


[1] Учебный курс имеет два названия – «История государства и права России» и «История отечественного государства и права», что нашло отражение и в названиях анализируемых учебников и пособий. При этом на сегодняшний день более официальным признается первой название.

[2] Наиболее подробное и разностороннее изучение Церкви и церковного права в истории отечественного государства и права на сегодняшний день нашло отражение в трудах А. А. Дорской, посвятившей этой тематике диссертационное исследование, а также ряд монографий (Дорская, 2012) и многочисленные статьи (Дорская, 2018).

Источники и литература

Акты социально-экономической истории (1952–1964) — Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV – начала XVI в. Т. I. М.: Изд-во АН СССР, 1952. – 690 с.; Т. II. М.: Изд-во АН СССР, 1958. – 727 с.; Т. III. М.: Наука, 1964. – 689 с.

Баталина (2007) — Баталина В. В. Краткий курс по истории государства и права России: Учебное пособие. М.: Окей-книга, 2007. – 176 с.

Белковец Л., Белковец В. (2000) — Белковец Л. П., Белковец В. В. История государства и права России: Курс лекций. Новосибирск: Новосибирское книжное изд-во, 2000. – 216 с.

Беляев (1999) — Беляев И. Д. История русского законодательства: Курс лекций. СПб.: Лань, 1999. – 640 с.

Владимирский-Буданов (2005) — Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. М.: Территория будущего, 2005. – 800 с.

Колесов (1991) — Домострой: Сборник / Вступ. ст., сост. и коммент. В. Колесова. М.: Художественная литература, 1991. – 319 с.

Дорская (2012) — Дорская А. А. Правовой режим имущества религиозного назначения в России: история и современность. СПб.: Астерион, 2012. – 224 с.

Дорская (2018) — Дорская А. А. Церковное право как предмет научной дискуссии: основные направления изучения церковно-правовых вопросов в постсоветский период // Христианское чтение. СПб, 2018. №1. С. 134–143.

Исаев И. (2004) — Исаев И. А. История государства и права России: Учебник / 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2004. – 797 с.

Исаев М. (2012) — Исаев М. А. История российского государства и права: Учебник. М.: Статут, 2012. – 840 с.

Титов (2003) — История государства и права России / Под ред. Ю. П. Титова. М.: Проспект, 2003. – 544 с.

Чистяков (2004) — История отечественного государства и права. Ч. 1: Учебник. / Под ред. О. И. Чистякова; 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2004. – 430 с.

Павлов (1899) — Павлов А. С. Церковное право. М.: Б.и., 1899. – 514 с.

Русская историческая библиотека (1880) — Русская историческая библиотека, издаваемая Археографической комиссией. Т. VI. Памятники древнерусского канонического права. Ч. 1 (памятники XI-XV в.). СПб.: Б.и., 1880.

Стешенко, Шамба (2003) — Стешенко Л. А. Шамба Т. М. История государства и права России: Академический курс. Т. 1. V – начало ХХ в. М.: Норма, 2003. – 752 с.

Суворов (1908) — Суворов Н. С. Учебник церковного права. М.: Печатня А. И. Снегиревой, 1908. – 348 с.

Цыпин (1994) — Цыпин В. А. Церковное право. Курс лекций. М.: Изд-во МФТИ, 1994. – 440 с.

Юшков (2003) — Юшков С. В. История государства и права России (IX–XIX вв.) / 2-е изд., доп. и перераб. Ростов-на-Дону: Феникс, 2003. – 736 с.