Главная / Барсовское общество / Дорская А.А. К вопросу о конфессиональных особенностях развития канонического права Христианской Церкви в Средние века. Отзыв на монографию А.Ю. Митрофанова "Очерки из истории канонического права XI-XII вв." // Христианское чтение. 2019. №1.

Дорская А.А. К вопросу о конфессиональных особенностях развития канонического права Христианской Церкви в Средние века. Отзыв на монографию А. Ю. Митрофанова "Очерки из истории канонического права XI-XII вв.: Ансельм Луккский, Феодор Вальсамон, Нерсес Лампронский" // Христианское чтение. 2019. №1.

Александра Андреевна Дорская — доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой международного права Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена (adorskaya@yandex.ru).

К вопросу о конфессиональных особенностях развития канонического права Христианской Церкви в Средние века.

Отзыв на монографию А. Ю. Митрофанова «Очерки из истории канонического права XI-XII вв.: Ансельм Луккский, Феодор Вальсамон, Нерсес Лампронский» СПб.: Издательство СПбПДА, 2018. 192 с.

Аннотация: Статья представляет собой отзыв на монографию А. Ю. Митрофанова, посвященную развитию канонического права XI–XII вв. представителями Католической, Православной и Армянской Апостольской Церквей. На примере биографии, научного наследия и свидетельств деятельности Ансельма Луккского рассмотрены вопросы борьбы императоров Священной Римской империи с папами по вопросу об инвеституре, рецепции греко-римского права, систематизации канонического права, организации крестовых походов. Показана роль Ансельма Луккского в становлении института папских легатов. Осмысление византийским каноническим сознанием светской власти показано на примере работ Феодора Вальсамона, написавшего комментарии к Номоканону Фотия, а каноническая позиция Армянской Апостольской Церкви по отношению к грекам — на основании ответов Нерсеса Лампронского. В статье выделены дискуссионные вопросы — необходимость рассмотрения систематизации канонического права в контексте рецепции римского права, влияние комментариев Феодора Вальсамона к Номоканону Фотия на развитие канонического права в России, традиции применения термина «воинствующая» по отношении к Церкви и другие.

Ключевые слова: каноническое право, Священная Римская империя, римско-католическая церковь, православная церковь, Армянская Апостольская Церковь, Ансельм Луккский, Феодор Вальсамон, Нерсес Лампронский.

 

Каноническое право в последние годы является объектом исследований специалистов в разных областях знания — богословского (теологического), исторического, юридического, философского. Однако работ, в которых бы успешно сочетались концептуальные подходы и методология исследования различных направлений, не так уж много. Одним из удачных примеров такой междисциплинарности является монография доктора исторических наук, профессора Андрея Юрьевича Митрофанова, посвященная развитию канонического права в XI–XII вв. (Митрофанов, 2018), т.е. в один из драматических периодов европейской, да и мировой истории, когда устанавливались принципиальные положения о соотношении государственной, светской и церковной, духовной власти, о конфессиональных особенностях Христианских Церквей, о роли государства и Церкви в регулировании социальных отношений и т.д.

С одной стороны, монографическое исследование построено по классической научной схеме: представлен историографический обзор российской и зарубежной литературы, охарактеризована богатая источниковая база. С другой стороны, использован нетрадиционный прием. Изучение канонического права XI–XII вв. осуществляется на биографическом материале, научном наследии и свидетельствах о деятельности одного из латинских церковных иерархов Ансельма Луккского (1036–1086), являвшегося преданным сподвижником папы Григория VII, хотя по справедливому замечанию автора, и расходившегося с ним во взглядах по ряду вопросов (Митрофанов, 2018, 37), а также византийского канониста, Антиохийского патриарха Феодора Вальсамона (около 1140 – после 1199) и армянского канониста, епископа Тарса, Лампрона и прилегавших областей Нерсеса Лампронского (1153–1198). Таким образом достигается поставленная автором в Предисловии задача — предоставить возможность читателю самому сделать некоторые выводы о конфессиональных различиях между латинянами, греками и армянами в XI–XII вв.

Ансельм Луккский является достаточно интересным церковным деятелем, наследие которого изучено еще не в полной мере, в силу целого ряда причин.

Во-первых, обращение к данному периоду государственно-церковных отношений вполне оправданно, т.к. «восстановление» Священной Римской империи в 962 г. Оттоном I привело к тому, что короли Саксонской, Франконской и Швабской династий, не имея возможности навести порядок в Германии, бросались на раздробленную и политически бессильную Италию. В Риме папа короновал их императорской короной, а потом коронованный император возвращался в Германию и продолжал борьбу со своими герцогами.

С середины XI в. начался первый этап борьбы императоров с папами по вопросу об инверституре. Монах Гильдебранд — будущий папа римский Григорий VII, — фактически руководивший делами папского престола при ряде пап, использовал малолетство Генриха IV (1056–1065) и смуты в Германии для укрепления папства в организационном отношении. Он ввел новый порядок избрания пап коллегией кардиналов, отстраняя таким образом императора от папских выборов. Затем он заключил союзы с норманнскими и итальянскими графами с целью противостояния императору.

В 1073 г. Гильдебранд стал папой. Он выдвинул новые принципы папской власти: Римский первосвященник 1) имеет право низлагать императоров, 2) может освобождать подданных от присяги верности по отношению к несправедливым государям.

При Григории VII получила широкое распространение практика отправки папских легатов по всей Европе. Они выступали против государей, смещали епископов, при этом подвергаясь жесточайшему контролю со стороны папы. Одним из таких легатов был Ансельм Луккский. В частности, на момент смерти он выполнял данные функции в Ломбардии (Митрофанов, 2018, 48). Однако его роль в качестве папского посланника была значительно выше. В связи с тем, что сам Ансельм для обозначения Церкви неоднократно использовал образ корабля, А. Ю. Митрофанов считает, что в условиях императорского нашествия он оставался единственным кормчим на этом корабле, единственным легатом папы Григория VII для всех стран, лежащих севернее Рима (Митрофанов, 2018, 123).

Когда Генрих IV вырос, он стал использовать практиковавшееся право императоров низлагать пап. В 1076 г. на Вормсском сейме Генрих низложил папу. Месяц спустя на Латеранском Соборе Григорий VII низложил Генриха, освободив всех христиан от клятвы верности ему и запрещая служить ему как королю. Однако в 1080 г. Генрих при поддержке недовольных папой германских епископов снова низложил Григория и выдвинул антипапу Гвиберта. Как справедливо отмечается в монографии, сущность конфликта между папой и королем сводилась к тому, что папа обвинял Генриха в раздаче церквей, монастырей, церковных степеней и доходов, а король папу — в узурпации Апостольского Престола (Митрофанов, 2018, 101).

В результате данного этапа борьбы, в 1122 г., Вормсский конкордат отделил духовную инвеституру от светской и отдал первую папе, а вторую — императорам.

Все эти события напрямую связаны с деятельностью Ансельма Луккского, т.к., по справедливому замечанию А. Ю. Митрофанова, он стал в кульминационный период борьбы между Григорием и Генрихом выразителем тех идей, которые, несмотря на кризис папства в XIV–XV вв. и несмотря на противодействие ему в виде Соборного движения, развивались в течение столетий и были доведены до своего логического завершения на Первом Ватиканском Соборе (1869 – прерван 1870 г.) (Митрофанов, 2018, 106).

Во-вторых, именно Ансельма Григорий VII видел одним из своих приемников (Митрофанов, 2018, 51).

В-третьих, на примере его жизни можно увидеть, насколько тяжелыми могут быть компромиссы в вопросах веры. Например, когда на Латеранском Соборе 1075 г. папа Григорий VII опубликовал декрет против светской инвеституры епископов и аббатов, Ансельм Луккский счел свою хиротонию недействительной и покинул свое епископство (Митрофанов, 2018, 65).

В-четвертых, Ансельма Луккского считают одним из идеологов Крестовых подходов, т.к. он признавал доктрину «справедливой войны» против христиан, хотя А. Ю. Митрофанов достаточно убедительно показывает, что главными причинами Крестовых походов был опыт христианской Реконкисты в Испании и просьба о помощи византийского императора Алексея Комнина (Митрофанов, 2018, 96). В этой связи Ансельм являлся одним из «разработчиков» «этического кодекса христианского рыцаря» (Митрофанов, 2018, 116), построенного на идее духовных подвигов, обосновывавшихся при помощи Священного Писания. 

В-пятых, Ансельм был канонизирован уже через год после своей смерти, что было достаточно редким явлением.

Осмысление византийским каноническим сознанием светской власти показано на примере работ Феодора Вальсамона. Такое обращение вполне оправдано, т.к. между 1169 и 1177 гг. по поручению императора Мануила Комнина Феодор Вальсамон написал комментарии к Номоканону Фотия, который в 1192 г. был дополнен. Как отмечал известный русский ученый-канонист Н. К. Соколов, главной целью Вальсамона было «изъяснить темные места церковных канонов, указать … где можно устранить разногласия и противоречия их между собой и с постановлениями государственными» [Соколов, 1874, 184]. Исходной позицией Вальсамона являлось его мнение о том, что в церковных вопросах каноны должны быть предпочтительнее государственных законов. Текст комментариев Вальсамона был переведен на славянский язык Епифанием Славеницким, но так и остался в рукописи.

Данный раздел монографии представляет несомненный интерес с точки зрения российской истории, т.к. Феодор Вальсамон напрямую затрагивал вопрос об архиерейском характере императорской власти в Византийской империи, а, как отмечал в начале ХХ века Е. Н. Темниковский, «вопрос о положении Императора Всероссийского в русской православной церкви составляет предмет резкой контроверзы в русской литературе церковного права» [Темниковский, 1909, 2].

Каноническая позиция Армянской Апостольской Церкви по отношению к грекам рассмотрена в монографии, прежде всего, на основании ответов Нерсеса Лампронского на вопросы, адресованные армянским епископам и католикосу Григору IV византийским императором Мануилом Комниным. В работе показано, что канонический статус Армянской Апостольской Церкви мыслился Нерсесом как равноправный в рамках пентархии, т.к. армянская сторона настаивала на даровании Армянскому католикосу Антиохийского патриархата (Митрофанов, 2018, 162).

Несомненным достоинством представленной монографии является то, что некоторые ее положения являются спорными и заставляют читателей заочно включиться в дискуссию.

Прежде всего, несмотря на то, что в названии монографии используется термин «очерки», обращает на себя внимание неравномерное распределение материала, посвященного анализу трудов Ансельма Луккского (Митрофанов, 2018, 18–133), Феодора Вальсамона (Митрофанов, 2018, 134–159) и Нерсеса Лампронского (Митрофанов, 2018, 160–180).

В монографии признается важная роль Ансельма Луккского в процессе систематизации канонического права (Митрофанов, 2018, 103), а монах Грациан, относительно которого применяется эпитет «pater scientiae iuris canonici» (отец науки канонического права), называется его последователем (Митрофанов, 2018, 108). Однако не конкретизировано значение трудов Ансельма Луккского в процессе рецепции римского права, тогда как другие исследователи считают, что глоссаторы и, в частности, Ирнерий, без которых невозможно представить современную европейскую юриспруденцию, во многом заимствовали его идеи и конструкции [Кондратьева, 2015, 174].

Дискуссионным является и использование в отношении Римско-Католической Церкви термина «воинствующая» с точки зрения оправдания Ансельмом «праведного преследования» схизматиков, пошедших за Климентом III, и кровопролитие на поле брани во имя защиты Церкви (Митрофанов, 2018, 110–111). Дело в том, что в российской правовой традиции, складывавшейся веками, данная категория использовалась в несколько другом смысле. Так, в разгар Первой российской революции, в 1905 г., Комитет министров определил Католическую Церковь как «воинствующую» (РГИА. Ф. 1263. Оп. 2. Д. 5758. Л. 156 об.), понимая под этим активность в привлечении российского населения в свою веру и гонения на православных на территориях Российской империи, где католическое население преобладало (Царство Польское, часть прибалтийских губерний) [Красножен, 1900, 94].

При изучении деятельности Феодора Вальсамона не учитываются достижения российских ученых-канонистов XIX – начала XX вв., занимавшихся данной тематикой. В частности, у известного специалиста в области церковного права М. Е. Красножена была издана специальная работа «Толкователи канонического кодекса Восточной Церкви: Аристин, Зонара и Вальсамон» [Красножен, 1892]. В этой связи выглядит дискуссионным вывод А. Ю. Митрофанова о том, что неосведомленность Феодора Вальсамона в области древнеримской истории из-за незнания латинского языка, некритическое формальное восприятие им трудов Иосифа Флавия, подчеркнутая лояльность византийского канониста к любой современной ему политической власти вне зависимости от того, кто находился у кормила этой власти — Мануил Комнин или его кровавый родственник Андроник, — делали вальсамоновы схолии памятником права, крайне уязвимым для исторической критики даже на том уровне, на котором находилась византийская историография эпохи Комнинов (Митрофанов, 2018, 158–159). Тем более, что комментарии Вальсамона к Номоканону Фотия сыграли огромную роль в развитии канонического права в России. Например, при Патриархе Никоне в XVII веке Номоканон был перепечатан с включением отрывков из сочинений Зонары, Аристина и Вальсамона. Второе издание было подготовлено в 1786 г.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что избранный автором сравнительный подход биографий, взглядов и результатов деятельности представителей Римско-Католической, Православной и Армянской Апостольской Церквей позволяет не только по-новому взглянуть на многие богословские, философские, исторические, юридические проблемы становления канонического права, но и провести исторические параллели, увидеть взаимосвязь событий и тенденций развития в разнообразных контекстах.

Монография А. Ю. Митрофанова представляет собой фундаментальное научное исследование, совокупность положений которого может быть рассмотрена как серьезная теоретическая основа для дальнейшего осмысления истории канонического права Христианской Церкви.

Источники и литература

1. РГИА — Российский государственный исторический архив. Ф. 1263 (Комитет министров). Оп. 2. Д. 5758.

2. Кондратьева (2015) — Кондратьева А. Н. Начала правовой науки в средневековой Западной Европе: новый взгляд // Вестник КГУ. Кострома, 2015. Т. 21. № 4. С. 172–175.

3. Красножен (1900) — Красножен М. Е. Краткий очерк церковного права. Юрьев: Типография К. Маттисена, 1900. 160 с.

4. Красножен (1892) — Красножен М. Е. Толкователи канонического кодекса Восточной Церкви: Аристин, Зонара и Вольсамон. М.: Университетская типография, 1892. 225 с.

5. Митрофанов (2018) — Митрофанов А. Ю. Очерки из истории канонического права XI–XII вв.: Ансельм Луккский, Феодор Вальсамон, Нерсес Лампронский. СПб.: Издательство СПбПДА, 2018. 192 с.

6. Соколов (1874) — Соколов Н. К. Из лекций по церковному праву. Выпуск 1. М.: Университетская типография (Катков и Ко), 1874. 200 с.

7. Темниковский (1909) — Темниковский Е. Н. Положение Императора Всероссийского в Русской Православной Церкви в связи с общим учением о церковной власти. Историко-догматический очерк. Ярославль: Типография губернского правления, 1909. 72 с.