Главная / Барсовское общество / Волужков Д.В. Отдельные вопросы церковного права в сравнении с правом светским. Комментарий к публикации // Вестник Исторического общества. 2019. №1 (3).

Волужков Д.В. Отдельные вопросы церковного права в сравнении с правом светским. Комментарий к публикации // Вестник Исторического общества. 2019. №1 (3).

Дмитрий Владимирович Волужков — директор Издательства Санкт-Петербургской духовной академии (izdatspbda@gmail.com).

Отдельные вопросы церковного права в сравнении с правом светским.
Комментарий к публикации

В статье дается комментарий к трем статьям, представленным в номере 1 (3) за 2019 год «Вестника Исторического общества Санкт-Петербургской Духовной Академии». Критически рассматривается раскрытие в каждой из статей содержащейся в ней научной проблемы. Показывается, что все три статьи не являются в чистом виде статьями лишь по церковному праву, но построены на сопоставлении церковного и светского права. Делается вывод об оригинальности раскрытия темы в каждой из статей, и об их взаимосвязи с научными работами по церковному праву в «Христианском чтении».

Ключевые слова: «Христианское чтение», каноническое право, Апостольские правила, каноны, церковный суд, судопроизводство, Иоанн Зонара, Алексий Аристин, Феодор Вальсамон, епископ Никодим (Милаш), толкование норм права, принципы права, истина, справедливость.

 

Введение

Все три представленные в номере 1 (3) за 2019 год «Вестника Исторического общества Санкт-Петербургской Духовной Академии» статьи по церковному праву объединяет главное — они представляют собой доклады на конференциях и круглых столах, что предполагает их лаконичность и сосредоточенность на какой-то одной — либо небольшом числе — научных проблем. В статье иеромонаха Марка (Святогорова) это презумпция невиновности и поиск истины в церковном и светском суде, в статье Н. А. Тарнакина — принципы светского и церковного судопроизводства. Статья протоиерея Алексия Балакая посвящена вопросу толкования канонов и носит общетеоретический характер.

Обращает на себя внимание и еще одно обстоятельство, которое позволило объединить указанные статьи в этом номере журнала. Все три статьи не являются в чистом виде статьями по церковному праву, но все они так или иначе построены на сравнении, сопоставлении церковного и светского права. Таким образом, указанные статьи не просто в своем роде «продолжают» научные темы, разрабатываемые в главном академическом журнале — «Христианском чтении», но, что гораздо важнее, развивают их, затрагивая вопросы, которые пока еще не стали предметом углубленного исследования.

Таким образом, задачей настоящей статьи является дать комментарий, насколько в указанных статьях раскрыта главная тема каждой из них, и насколько они взаимосвязаны с научными работами в «Христианском чтении».

Комментарии

Статья иеромонаха Марка (Святогорова) «Роль и значение презумпции невиновности в светском и церковном суде»[1] перекликается со статьями в «Христианском чтении» в том, что касается презумпции невиновности. И здесь отметим ключевую мысль автора: светский суд не обязан устанавливать истину[2]. Столь категорическое утверждение, отсутствующее в какой бы то ни было формулировке в светском процессуальном законодательстве и, следовательно, выводимое из него лишь как умозаключение, ставится в статье антагонистом к другому утверждению автора — для суда церковного на первом месте стоит истина. Точнее, по замечанию автора — Истина. Таковое утверждение выводится из посылки, что основным, базовым в церковном суде является «суд совести»[3], а все формальные процедуры вторичны. Заметим, однако, что сама по себе констатация этого факта вовсе не является гарантией принятия судом истинного решения, и защитой от ошибки. Судья — будь то мировой судья, епископ, судьи Верховного суда или судьи епархиального суда — перед принятием решения обязательно прислушивается к своей душе, или, как говорит закон, «внутреннему убеждению». Можем ли мы сказать, в какой именно момент этот судья, заглянув в свою душу, хватается все же за формальные «соломинки» — доказательства, например, — осознав, что ответа в душе нет… Аргументу — для церковного судьи (любой ступени) гарантией нахождения такового ответа является вера во Христа, мы противопоставим контраргумент — кто и что может помешать светскому судье молиться в момент обращения к своему внутреннему убеждению? Поэтому, хотя нам кажется весьма важным вывод автора о том, что «стартовые позиции» — в смысле совести, справедливости и поиска истины — у светского и церковного судов сопоставимы, нам сложно согласиться с оговоркой автора о том, что указанное справедливо для человека верующего. Думается, что проблема здесь глубже, и должна быть рассмотрена более подробно с позиций именно внутреннего убеждения судьи светского и церковного суда, в сравнении с восприятием суда сторонами и другими участниками процесса.

Статья Н. А. Тарнакина «Церковный суд и суд светский: общее и различное в принципах»[4] также в основной посылке — происхождении церковного суда из светского, и, следовательно, схожести не только средств юридической техники, но и принципов — обращается к статье в «Христианском чтении»[5]. Приведя весьма наглядную таблицу, автор делает вывод о том, что в принципах церковного и светского судопроизводств довольно много общего. Здесь хочется отметить мысль автора о существовании основной проблемы светского суда — нарушении принципа справедливости. Заметив, что это, вероятно, не единственная проблема светского суда, поддержим автора в том, что таковое нарушение, будучи теоретически недопустимым для суда светского, является абсолютно недопустимым для суда духовного. Автор видит если не решение этой проблемы, то альтернативу формализованному светскому судопроизводству в сравнении формы проведения заседания церковного суда со своего рода исповедью. Указанная мысль автора явно перекликается с рассуждениями Т. В. Барсова об изначальном устройстве суда в Древней Церкви в форме публичной исповеди, каковая «перекличка» может быть нами расценена как своего рода передача научной исторической традиции.

Выразим сожаление, что автор не рассмотрел подробнее негативные последствия применения принципа состязательности в светском суде с точки зрения реализации принципа справедливости. Очевидно, здесь можно было бы упомянуть про обсуждение в рамках подготовки реформы духовного суда Комитетом под руководством митрополита Макария (Булгакова) возможности введения в духовном суде института защитников и, следовательно, в той или иной мере реализации принципа состязательности[6]. Как известно, этого не случилось, иначе сейчас мы бы обсуждали аналогичные проблемы церковного суда.

Нельзя не согласиться с выводом автора о том, что отличия светского и церковного судов представляются гораздо более существенными, чем это может показаться при формальном сравнении их принципов. Отметим лишь, что этот вывод представляется противоречащим приведенному выше выводу предыдущего автора, хотя, в то же время, во-первых, обе статьи слишком лаконичны для того, чтобы утверждать что-либо категорически, а во-вторых, оба автора сходятся в том, что понятие «внутреннее убеждение» никак не соотносится с понятием «истина».

Отметим и еще одно противоречие. Утверждая, что «в светском суде поиск истины … не является установленной законом обязанностью суда», в следующем абзаце автор заявляет: «Размышления … о сущности … светского судопроизводств с очевидностью приводят к принципам, составляющим «краеугольный камень» права — поиску истины…». Взятые по отдельности, оба указанные суждения являются истинными, но помещенные рядом, в одном контексте, порождают явное ощущение противоречия, что, впрочем, не умаляет достоинств статьи.       

Статья протоиерея Алексия Балакая «К вопросу о проблемах толкования канонических правил Православной Церкви (на примере Ап 55 и Ап 6)»[7] в весьма оригинальной форме — путем пробного толкования двух канонов — поднимает сложнейшую проблему толкования правовых норм. Приводимый пример применения лишь филологического толкования является использованием автором логического приема divide ad absurdum, когда получаемый результат толкования противоречит здравому смыслу.

Особо выделим мысль автора о проблеме официального и неофициального толкования канонов. По нашему мнению, именно ответ на вопрос — кто может давать официальное, имеющее правовые последствия, толкование канонических правил является важнейшим в ряду вопросов, стоящих перед исследователем[8]. Вспомнив известное еще из римского права правило о том, что толкование не изменяет и не отменяет норму права, зададимся вопросом о, так сказать, «уровне соборности» в Церкви при возможном официальном толковании канонов[9]. Если, по общепринятому сегодня мнению, какие-либо изменения Канонического корпуса возможны лишь трудами Вселенского Собора, то всего лишь уяснение и разъяснение современного, отвечающего сегодняшнему положению Церкви содержания нормы явно не требует столь высокого собрания. Думается даже, что имело бы смысл каждой Поместной Церкви озаботиться составлением собственных сборников именно толкований Канонического корпуса.

В то же время другой стороной указанной проблемы является именно неопределенность с неофициальным толкованием канонов. Воспользовавшись аналогией со светским правом, представим себе ситуацию, когда некий человек на досуге листает Уголовный кодекс, получая при этом массу новых и ярких эмоций. Однако если в жизни этого человека произойдет деяние, предусмотренное кодексом — скажем, его обманут при продаже квартиры — потерпевший не станет тратить время на размышления над смыслом той или иной статьи закона, а обратится в правоохранительные органы и в адвокатское образование, одним словом, к специалистам. Так и при тех или иных события в жизни Церкви логично было бы обратиться к специалистам в области церковного права, т.е. к ученым-канонистам. Таким образом, здесь мы видим точку пересечения направлений развития как официального, так и неофициального толкований канонов — это актуальное состояние и, соответственно, всемерное развитие науки церковного права, чему по мере сил способствуют публикации в научных журналах Санкт-Петербургской духовной академии[10].  

Также хотелось бы отметить рассуждения автора о церковной традиции толкования. Думается, не будет столь уж большим преувеличением мысль о том, что на сегодняшний день эта традиция заключается исключительно в трудах византийских канонистов Иоанна Зонары, Алексия Аристина и патриарха Феодора Вальсамона[11], а также епископа Никодима (Милаша)[12]. Поэтому в рассуждениях автора о необходимости, с одной стороны, придерживаться традиции, но, с другой стороны, создавать новую традицию, на наш взгляд, с одной стороны, содержится некоторое противоречие, с другой — тема осталась не раскрыта. Заметим также, что критика автором автора настоящего комментария за «юридический подход» при толковании канонов показывает его неготовность принять использование современного правового инструментария.

Заключение

Таким образом, во всех трех рассмотренных статьях основные исследуемые темы        можно признать раскрытыми достаточно подробно и оригинально, при всей лаконичности текстов. Указанная лаконичность, по всей видимости, помешала иером. Марку (Святогорову) и Н. А. Тарнакину более глубоко и подробно изучить те вопросы, которые являются общими в их статьях — справедливость, поиск истины, отношение к «внутреннему убеждению». Хочется надеяться, что выступления исследователей на научных конференциях и круглых столах по церковному праву, организуемых в Санкт-Петербургской духовной академии, будет способствовать появлению новых статей, углубляющихся в теоретические вопросы науки церковного права[13]

Что касается взаимосвязи рассмотренных статей с публикациями по церковно-правовым вопросам в «Христианском чтении», то все три автора являются одновременно авторами академического флагмана, и сами их статьи содержат многочисленные отсылки к как к собственным публикациям, так и работам других авторов.

Также хочется подчеркнуть, что регулярная критика автором одной из рассматриваемых статей автора настоящего комментария никак не отразилась на объективности последнего.

Список источников и литературы

1. Балакай А., прот. К вопросу о проблемах толкования канонических правил Православной Церкви (на примере Ап. 55 и Ап. 6) // Вестник Исторического общества Санкт-Петербургской Духовной Академии. 2019. №1 (3).

2. Балакай А., прот. Проблематика современного правоприменения канонов Православной Церкви. Отзыв на монографию иеродиакона Григория (Матрусова) «Каноны: правила Церкви и правила жизни» (2017) // Христианское чтение. 2018. №6. С. 101–107.

3. Волужков Д. В. Профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии Т. В. Барсов о реформе духовного суда Русской Церкви (на материале статей в журнале «Христианское чтение» 1870–73 гг.) // Христианское чтение. 2019. №1. С. 119–130.

4. Волужков Д. В. К вопросу о презумпциях и фикциях в современном судопроизводстве // Христианское чтение. 2018. № 2. С. 97–101.

5. Волужков Д. В. К вопросу об основаниях церковного судопроизводства: на примере «Положения о церковном суде Русской Православной Церкви» от 2008 г. // Христианское чтение. 2018. №3. С. 158–171.

6. Карпук Д. А. Митрополит Макарий (Булгаков) и деятельность Комитета по преобразованию судебной части в духовном ведомстве // Материалы VIII международной научно-богословской конференции, посвященной 70-летию возрождения Санкт-Петербургской Духовной Академии: в 2-х частях. СПб.: Изд-во СПбПДА, 2017. С. 87–107.

7. Марк (Святогоров), иером. Роль и значение презумпции невиновности в светском и церковном суде // Вестник Исторического общества Санкт-Петербургской Духовной Академии. 2019. №1 (3).

8. Марк (Святогоров), иером., Тарнакин Н. А. Юридические фикции и презумпции в церковном судопроизводстве (по Положению о Церковном суде 2008 г.) // Христианское чтение. 2018. №1. С. 125–133.

9. Никодим (Милаш), еп. Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Далматинско-Истрийского. В 2-х т. Пер. с серб. СПб.: С.-Петербург. дух. акад., 1911.

10. Постановления Апостольские. Сергиев Посад: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. 240 с.

11. Правила Святых Апостол, Святых Соборов Вселенских и Поместных и святых отец с толкованиями. В 3-х кн. М.: Паломникъ: Сибирская благозвонница, 2011.

12. Тарнакин Н. А. Церковный суд и суд светский: общее и различное в принципах // Вестник Исторического общества Санкт-Петербургской Духовной Академии. 2019. №1 (3).


[1] Марк (Святогоров), иером. Роль и значение презумпции невиновности в светском и церковном суде // Вестник Исторического общества Санкт-Петербургской Духовной Академии. 2019. №1 (3).

[2] Хоть это и не относится напрямую к теме статьи, но вспомним еще недавно обсуждавшуюся в СМИ и научных публикациях идею введения института «объективной истины».

[3] Отметим, что таковое деление церковного суда введено не Т. В. Барсовым, а изложено в пп. 37–53 второй книги «Апостольских постановлений». Подр. см.: Постановления Апостольские. Сергиев Посад, 2008. 240 с.

[4] Тарнакин Н. А. Церковный суд и суд светский: общее и различное в принципах // Вестник Исторического общества Санкт-Петербургской Духовной Академии. 2019. №1 (3).

[5] Марк (Святогоров), иером., Тарнакин Н. А. Юридические фикции и презумпции в церковном судопроизводстве (по Положению о Церковном суде 2008 г.) // Христианское чтение. 2018. №1. С. 125–133.

[6] См.: Карпук Д. А. Митрополит Макарий (Булгаков) и деятельность Комитета по преобразованию судебной части в духовном ведомстве // Материалы VIII международной научно-богословской конференции, посвященной 70-летию возрождения Санкт-Петербургской Духовной Академии: в 2-х частях. СПб.: Изд-во СПбПДА, 2017. С. 87–107; Волужков Д. В. Профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии Т. В. Барсов о реформе духовного суда Русской Церкви (на материале статей в журнале «Христианское чтение» 1870–73 гг.) // Христианское чтение. 2019. №1. С. 119–130.

[7] Балакай А., прот. К вопросу о проблемах толкования канонических правил Православной Церкви (на примере Ап. 55 и Ап. 6) // Вестник Исторического общества Санкт-Петербургской Духовной Академии. 2019. №1 (3).

[8] Автор признает, что вопрос является риторическим (согласно Уставу Русской Православной Церкви — Архиерейский Собор и, отчасти, Священный Синод), однако допустимым с точки зрения научной полемики.

[9] Подп. «е» п.5 главы 3 «Архиерейский Собор» Устава Русской Православной Церкви («В обязанности Архиерейского Собора входит: … компетентное истолкование святых канонов и иных церковных законоположений») говорит о «компетентном толковании», но не утверждает, что указанное толкование является официальным и обязательным (ср. Статья 125 Конституции Российской Федерации: «5. Конституционный Суд Российской Федерации ... дает толкование Конституции», т.е. используется более широкое понятие).

[10] Балакай А., прот. Проблематика современного правоприменения канонов Православной Церкви. Отзыв на монографию иеродиакона Григория (Матрусова) «Каноны: правила Церкви и правила жизни» (2017) // Христианское чтение. 2018. №6. С. 101–107.

[11] Правила Святых Апостол, Святых Соборов Вселенских и Поместных и святых отец с толкованиями. В 3-х кн. М.: Паломникъ: Сибирская благозвонница, 2011.

[12] Никодим (Милаш), еп. Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Далматинско-Истрийского. В 2-х т. Пер. с серб. СПб.: С.-Петербург. дух. акад., 1911.

[13] См. напр.: Волужков Д.В. К вопросу об основаниях церковного судопроизводства: на примере «Положения о церковном суде Русской Православной Церкви» от 2008 г. // Христианское чтение. СПб, 2018. № 3. С. 158–171; Волужков Д.В. К вопросу о презумпциях и фикциях в современном судопроизводстве // Христианское чтение. СПб, 2018. № 2. С. 97–101.